avangard-pressa.ru

Глава 2. Меценатство как культурно-историческое явление и вид благотворительной деятельности - Культура

Мысли В.О. Ключевского об особенностях благотворительной деятель­ности на Руси, о принципиальном бескорыстии благотворителя и его духов­ном совершенствовании в соответствии с требованиями этики, сложившейся на Руси, очень важны для нас. С одной стороны, они позволяют усмотреть некоторую сущностную близость понятий «благотворительность» и «меце­натство», и тем самым обратиться к древним историческим корням последне­го. С другой стороны, принципиальное бескорыстие благотворительной деятельности на Руси позволяет отделить меценатство от современного спонсор-ива, «ибо настоящему меценату (с точки зрения отечественных традиций), истинному благотворителю не нужна в качестве компенсации реклама, позво­ляющая сегодня с лихвой возместить даруемое»85.

Меценатство можно рассматривать как особое направление благо­творительности, способствующее развитию искусства, науки, образова­ния и культуры. Наряду с благотворительностью меценатская деятельность получила в России, как ни в одной другой стране, исключительно широкий раз­мах. Это социокультурное явление тесно связано с ростом национального со­знания в русском обществе. Меценатская деятельность многих выдающихся пред­ставителей нашего отечества в области образования, науки и культуры проник­нута потребностью укрепления национального духа, развития национальной идеи. Такова главная движущая сила того необыкновенного размаха, который был присущ российскому меценатству на протяжении длительного времени. Вместе с тем многогранная деятельность этих подвижников культуры, несомненно, способствовала распространению достижений европейского просвещения, науки, литературы и искусства, идей европейской общественной мысли в стране, громадное большинство населения которой длительное время существовало в пространстве специфической культуры, вполне обходившейся без светского просвещения, соответствующих ему науки и искусства. Даже в высших слоях русского общества в допетровскую эпоху лишь единицы осознавали необходимость доения достижений западноевропейской цивилизации.

2.1. Формирование и сущность меценатстваСовременное меценатство - это сложное явление одновременно социаль­ной, экономической и культурной жизни. В основе меценатства лежит, как правило, благотворительная деятельность отдельных личностей и социальных групп, несущая на себе отпечаток их вкусов, пристрастий и характеров.

По сути своей меценатство представляет вид негосударственной деятельности, направленной на поддержку и стимулирование различного рода творчес­ких инициатив в области искусства, образования и культуры. Отличительная, особенность меценатства состоит в том, что оно обеспечивает бескорыстную помощь, покровительство, направленные на достижение более высоких интеллек­туальных, культурных, нравственных, этических ценностей общественного зна­чения путем обеспечения талантливым личностям или коллективам возможнос­тей образования или самовыражения.

Меценатская деятельность основывается на инициативе, творчестве, гражданском сознании и потому является при определенных обстоятельствах важным элементом культурного развития и нравственного совершенствования общества, одним из путей достижения социального партнерства и сни­жения социальной напряженности. В известном смысле меценатство можно также рассматривать как способ сохранения, поддержания и преумножения ценностей отечественной культуры. Для меценатства характерно, что финансирование при нем происходит в виде частных даров или денежных вложений без непосредственного расчета на получение взамен прямых или косвенных выгод, т.е. бескорыстно.

В наши дни слово «меценат» стало нарицательным. Оно увековечило память о реальном человеке, который жил в I веке до н.э. в Риме и носил это имя. Меценат был крупным государственным деятелем при императоре Октавиане Августе. О Меценате известно, что он был знатен и богат, принадлежал к сословию всадников, считался потомком этрусских царей. Происхож­дение и состояние позволяли ему сделать выдающуюся карьеру в Риме. Од­нако, - редкий случай в то время - «честолюбие, зависть, недоброжелатель­ство были ему совершенно чужды»86 , а потому, несмотря на свою близость к Августу и влияние на него, Меценат не занимал официальных государственных должностей. Он вел весьма независимый образ жизни, был поклон­ником эпикуровской философии, гедонистом, не жалевшим сил и средств на самые изысканные наслаждения. «Лучшие поэты того времени находили в Меценате внимательного и заботливого покровителя и защитника»87. Он помогал Вергилию, Горацию, Луцию Варию Руфу, Сексту Проперцию и др. Заслуги его перед конкретными поэтами являются в то же время и заслугами перед римской (латинской) поэзией.

Покровительство поэтам сделало имя Мецената символом финансо­вой, экономической, политической и даже религиозной поддержки творческой и просветительской деятельности литераторов, музыкантов, архитекто­ров, скульпторов, художников, ученых, педагогов, словом, всех тех, кто обла-1 талантом, одаренностью, горячим желанием творить во имя Бога и людей, но не имел для этого или имел весьма ограниченные средства.

Меценат не был единственным римлянином, покровительствовавшим искусству и культуре. Богатые римские граждане считали своим долгом принимать на себя издержки по удовлетворению разных городских нужд, брали на себя устройство амфитеатров, терм (бань), храмов, исправление мостовых и т.п. Богатство налагало на богача как бы общественную повинность служить на общую пользу, проявлять щедрость (munificentia) в отношении сограждан и государства. При этом богатый благодетель тщеславно рассчитывал если не на признательность, то, по крайне мере, на известность.

В отличие от своих богатых и знатных современников Меценат положил начало бескорыстному отношению к культуре, получившему дальнейшее, (наиболее полное воплощение в актах благотворительности, освященных духом христианского учения и христианской нравственности. По сути своей меценатство есть специфическая составная часть благотворительности.

Меценатство, как и благотворительность, имеет в России свою историю, в истории отечественного меценатства есть немало ярких, поучительных страниц, представляющих огромный интерес не только для истории, но и для наших Ней. Более того, есть весомые основания рассматривать лучшие традиции отечественного меценатства как уникальное явление, представляющее значимость и актyaльнocть не только для России, но и для других стран, для «старых» демократий и цивилизаций»88.

'' Союз творца, новатора, и того, кто готов оказать ему помощь и поддержку в деле созидания и просвещения, по сути своей есть явление социокультурное. Корни его, как и корни благотворительности в целом, уходят в глубокую древность человечества и связаны также с возникновением социального расслоения общества, разделения труда и собственности, которая довольно редко в значи­мых количествах выпадала на долю творческих людей. Им для реализации своих замыслов и проектов приходилось искать помощи и покровительства у «сильных мира сего».

В свою очередь, собственность и власть для оправдания существования и поднятия авторитета в глазах общества стремились поддерживать тех, кто мог творить, но не имел для этого достаточных средств. Прекрасным примером здесь может служить Флоренция XV-XVI вв., т.е. времени возникновения и процветания сеньории Медичи. Это был сложный период перехода от владычества олигархов-патрициев, стремившихся в наиболее благоприятный для них полити­ческий период прославиться и прославить свой город строительством, ис­кусством и наукой, к утверждению сеньорально-тиранического правления Медичи, которые, в свою очередь, в пику патрициям, как бы соревнуясь с ними, создали некоторое подобие «двора с придворными - учеными, худож­никами, писателями»89.

Пример Медичи оказался весьма заразительным. Так, французские коро­ли XVI в. - Франциск I, Екатерина Медичи, Генрих III организовали двор по ита­льянскому образцу. Придворная жизнь постепенно становилась изысканной. При дворе действовал постоянный театр, регулярно устраивались балы, гуляния, охо­ты. Особенно широко практиковалось в утонченном придворном обществе ис­кусство приятной беседы. По совету гуманиста Гюйома Бюде Франциск I учре­дил в Париже знаменитые Колледж Руайаль и Колледж трех языков (латинского, греческого и еврейского), которые составили преподаванием светских наук кон­куренцию Сорбонне, где преобладала теология.

В Германии покровительством просвещению и искусству преставился зна­менитый Фридрих II — любитель игры на флейте, государь, при дворе которого сложился кружок философов, писателей, поэтов, художников и м>1ыкантов.

Примеру Фридриха II и других «просвещенных» государей Европы следо­вала Екатерина II, материально поощрявшая и поддерживавшая не только рус­ских деятелей литературы и искусства, но и европейских просветителей - Воль­тера, Дидро и пр.90.

Таким образом, в истории развития социальных отношений и культуры постепенно складывался союз субъектов различных социальных функций. кото­рый объективно способствовал творческому и культурному прогрессу наций, а также установлению культурных обменов между ними. И в этом процессе важ­ную роль играли меценаты - государи и их подданные, располагавшие значи­тельными денежными и иными материальными средствами поддержки искус­ства, образования и культуры.

Следует заметить, что включение слова «меценат» в российский культур­ный обиход и формирование соответствующего понятия не адекватны факти­ческой богатейшей истории отечественного меценатства. Так, в «Толковом сло­варе» В. Даля слово «меценат» отсутствует. Однако явления помощи и поддерж­ки талантливых людей существовало на Руси с древности и имело даже специфи­ческое идеологическое обоснование в православном мировоззрении. Это мировоззрение успешно культивировалось в русском обществе, которое под руко­водством церкви в продолжение веков училось понимать и исполнять библейс­кую заповедь любви к ближнему, предполагающую такую добродетель, как благотворительность.

Меценатство по сути своей есть явление благотворительности в области культуры. Таким образом понимаемое и определяемое меценатство было издавна известно на Руси, правда, - без соответствующего назва­ния. Для одних оно было модой, дыханием времени, а для других нормой жизни. Стремление избежать внутреннего душевного разлада, жить в согласии со своей совестью, усиленное религиозным воспитанием, было главной побудительной причиной расцвета русского меценатства. Несомненно, были и другие причины: богатство и честолюбие, стремление выделиться и заслу­жить милость двора, жажда почестей и наград, льгот и привилегий, поощрительное налоговое законодательство. Однако главным источником, определившим размах этого движения, оставались на наш взгляд, внутренние побуждения российских жертвователей, постепенно приводившие наиболее дальльновидных, просвещенных и мыслящих из них, к осознанию личной ответственности перед обществом и необходимости действий, преследующих в качестве цели не только личное, но и общественное благо.

Великие русские меценаты воспринимали свое материальное благо­получие лишь как пролог к богатству духовному и свободе самовыраже­ния, в том числе и через меценатство. Имея значительный капитал, его обладатель при желании мог перевести средства из материально-производственной сферы в культурно-художественную, стать соавтором муз и, таким образом, оставить свой след в культуре, истории, самореализоваться. Художники создавали отечественное искусство, ученые - науку. Меценаты буквально создавали, растили самих художников и ученых, а их произведения собирали и берегли»91.

Исследовательница истории отечественного меценатства С. Новикова полагает, что именно в России меценатство зазвучало по-настоящему, т.е. смогло самореализоваться до конца. «Ведь деяние российских меценатов - это не набор -единичных случаев, это не выдающийся фактор истории, это ... явление. И явление для России обычное, естественное. Его социальное представительство не «исключало ни одного слоя, тем более - класса»92.

В XIX в. в меценатстве участвовали не только дворяне и купцы, но и простые чиновники, мещане, ученые. Известный русский историк и археолог И.Е. Забелин, например, ухитрялся это делать на свой скромный оклад. Будучи заместителем председателя Исторического музея, он на базе своего собственного собрания рукописей старопечатных книг создал интересней­шую библиотеку. Композитор А.С. Танеев финансировал дягилевские Рус­ские исторические концерты. Немало собственных сил и средств вложил в создание Музея изящных искусств сын сельского священника, филолог И.В. Цветаев. Примеров такого рода деятельности, своеобразного служения и под­вижничества на благо общества и Отечества в истории русской культуры великое множество.

При этом аффектация, «самореклама» была не в почете. Благотворитель­ствовали и меценатствовали не ради карьеры или устройства собственных дел. Это было какое-то всеобщее и универсальное служение общему делу.

На Руси образцовыми примерами такого рода меценатства являются дея­ния Саввы Тимофеевича Морозова93), обещал помощь основателям Художественного театра лишь при условии, что его имя не должно называться в газе­тах), в этом же ряду можно назвать Алексея Петровича Бахрушина, Марию Клавдиевну Тенишеву, Савву Ивановича Мамонтова, Павла Михайловича Третьяко­ва94 и многих других. «Моя идея, - писал в письме к дочери П.М. Третьяков, -была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы так же к обществу (народу) в каких-либо полезных убеждениях; мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь»95.

Конечно, здесь выражена личная позиция одного из известнейших и бога­тых российских меценатов. Однако вряд ли она была уникальной, ибо к меценат­ству оказались причастными как многие предприниматели, так и представители иных занятий. Правда, меценатство, «рожденное с глубокой древности, по мона­стырям да по усадьбам, в руках деловых российских людей... получило солид­ную материальную базу, а значит, и новый - большой — размах»96.

Более того, меценатство в крупных масштабах становилось в России делом династийным, переходя из поколения в поколение. Среди таких можно назвать династии Шелапутиных, Рахмановых, Пуговкиных, Бутиковых, Кузнецовых, Рябушинских и многих других97.

Высшего расцвета достигло меценатство в России в конце Х1Х-начале XX вв. В это время оно стало весьма заметной стороной духовной и культурной жизни общества. Его существенной чертой было то, что в большинстве случаев оно соприкасалось с теми отраслями общественной и культурной жизни, которые не приносили или почти не приносили прибыли, а потому и не имели, ярко выраженного отношения к коммерции.

Однако они способствовали духовному просвещению и духовному обогащению как самих меценатов, так и русского общества в целом.

Ретроспектива благотворительности, милосердия, меценатства на Руси велика по времени, богата ярчайшими примерами и позволяет выявить очередную преемственность добрых деяний, истоки и традиции отечественного меценатства. Для нас важно в данном случае подчеркнуть, что меценатство, возникшее в древности как форма поддержки развития культуры и просвещения. приняло по мере своего утверждения в России весьма специфические черты. Наиболее существенная из них состоит в том, что под влиянием православной идеологии и мировоззрения меценатство у нас выступало как вид благотворительности, т.е. служение людям, обществу и государству. Как пишет С. Новикова, «в прошлом каждый город, каждый уезд знал своего «глу­бокоуважаемого» прежде всего по построенным на его средства больницам и сколам, приютам и богадельням. И только уже потом славили за театр и библиотеку, галерею или музей»98.

Конечно, благотворительность как отличительная особенность православной жизни по содержанию была и остается гораздо шире той своей части,«... которая состояла непосредственно в поддержке культуры. Однако и эта часть. наиболее близкая к западноевропейскому меценатству, сложилась в России под влиянием принципов благотворительности и особенностей национальной культуры.